Платье Marjan Pejoski, осень-зима 2000/2001
Фото: Johnny Dufort, 2019

Совсем скоро, в первый понедельник мая, состоится MET Gala, ежегодный бал Института костюма нью-йоркского музея Метрополитен. Тема в этом году звучит как Camp: Notes on Fashion.

Слово «кэмп» происходит от французского se camper, первое значение которого подсказывает школьный курс иностранного языка: «располагаться лагерем», — а второе, нужное нам, имеет отношение к эстетике: «принимать гордый, провокационный вид». Похожее значение есть и в английском: производное от него появляется в частном письме еще в 1870 году, а в 1909-м попадает в Оксфордский словарь. Там camp определяют как «показной, преувеличенный, деланный, театральный; женоподобный или гомосексуальный».

Отдельные черты эстетики кэмпа значительно старше самого понятия: при желании можно усмотреть кэмп в барокко и рококо, эстетических течениях XVII — начала XVIII века, в андрогинном облике высшего сословия и версальской роскоши. Но современное значение во всей его полноте появилось только в 1960-е, когда уже существовала массовая культура. Американский художественный критик Сьюзен Зонтаг сформулировала его в «Заметках о кэмпе» (1964).

Сьюзен Зонтаг, 1975 год
Фото: The Metropolitan Museum of Art, New York, Purchase, Alfred Stieglitz Society Gifts, 2006 (2006.183). 1987 The Peter Hujar Archive L.L.C.

Из чего же строится кэмп и почему эта тема так актуальна для современной культуры?

Искусственность

И ее синонимы — театральность, манерность, деланность, вычурность, преувеличение — важнейшие приметы эстетики кэмпа.

Дополнительная система стандартов

Имеется в виду не противопоставление себя мейнстриму, а еще одна система оценок и предпочтений в нагрузку к существующей. Такая дополненная реальность может включать вещи за пределами «приличного». Отсюда связь «кэмп = дурной вкус», через которую кэмп часто и определяют, что не совсем корректно. Когда явление эстетики кэмпа достаточно мощное, оно может расширять рамки оценок под себя, менять обывательские стандарты. Взгляды модных критиков, да и весь модный ландшафт, здорово изменились с приходом в Gucci Алессандро Микеле.

Сексуальность

Сексуальность ценится как преувеличенная стереотипная, так и андрогинная, причем одна другой не мешает. Известные лица кэмпа примеряют на себя роли и отдельные черты облика людей другого пола, и часто это является их самым успешным амплуа: Барри Хамфрис в образе Эдны Эвередж, эксцентричный стиль пианиста и шоумена Либераче, образ и творчество Ру Пола.

Ру Пол, 1995 год; Эдна Эвередж, 1970 год
Фото: Getty Images

Либераче, 1969 год
Фото: Getty Images

Декоративность

В полном согласии со стереотипной женской сексуальностью находится еще одна важная черта кэмпа — фокус на эстетической оболочке вещей, декоративность. Перефразируя Венедикта Ерофеева, нет ни на небе, ни на земле ничего такого, что было бы для кэмпа слишком многим — ну или слишком вычурным. Форма не столько вмещает содержание, сколько является ценной сама по себе.

Игра, несерьезность, ирония

Трудно быть серьезным, когда у тебя из-за ресниц глаза не открываются, но важнее другое: несерьезность кэмпа — мировоззренческая. Определяющая эстетику театральность сама по себе связана с игрой, с иронией, с мимолетным.

Franco Moschino для House of Moschino, весна-лето 1991
Фото: Johnny Dufort, 2018

Связь с массовой культурой

Перечисленные черты кэмпа роднят его с массовой культурой: и декоративность, и сексуальность, и несерьезный характер. В эстетике кэмпа творят известные дизайнеры и поп-звезды; среди сопредседателей MET Gala в этом году — Леди Гага и Алессандро Микеле.

Если собрать черты кэмпа вместе, обнаружится, что это просто сегодняшний день. Именитым и безымянным создателям эстетики кэмпа удалось предвосхитить культуру информационного века задолго до появления интернета. Кроме того, кэмп, как и многое, с чем он связан (в частности, квир-комьюнити), долгое время был полулегальным, а сейчас имеет возможность рассказывать о себе огромной аудитории.

Аудитория благодарно внимает, ведь декоративность, сексуальность и игра, да еще слитые вместе, — это именно то, что люди любят. По‑настоящему.

Bertrand Guyon для House of Schiaparelli Haute Couture, осень-зима 2018/19. Фото: Johnny Dufort, 2019
Jeremy Scott для for House of Moschino, весна-лето 2018. Фото: Johnny Dufort, 2019
Walter Van Beirendonck, весна-лето 2009; Vivienne Westwood, осень-зима 1989/90. Фото: Johnny Dufort, 2019
Jun Takahashi для Undercover, осень-зима 2017/18. Фото: Johnny Dufort, 2019

Источник